ДИКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Главная » 2015 » Май » 18 » ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА «ЧЕРКЕСКА» В ЛЕКСИКЕ ЧЕРНОМОРСКИХ АЗАКОВ КОНЦА XVIII – ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКОВ (К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА)
13:03
ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА «ЧЕРКЕСКА» В ЛЕКСИКЕ ЧЕРНОМОРСКИХ АЗАКОВ КОНЦА XVIII – ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКОВ (К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА)

18. 05. 2015  в раздел "КАТАЛОГ СТАТЕЙ" была добавлена статья Б .Е. фРОЛОВА  (Краснодар) ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА «ЧЕРКЕСКА» В ЛЕКСИКЕ ЧЕРНОМОРСКИХ АЗАКОВ КОНЦА XVIII – ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКОВ (К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА)

В Государственном архиве Краснодарского края хранится значительное число документов, содержащих сведения о казачьей одежде заявленного периода. В них крайне редко упоминаются черкески. В большинстве случаев при описании одежды термин «черкеска» считается самодостаточным и не сопровождается какими-либо дополнительными пояснениями. Подобная лаконичность затрудняет сравнительный анализ текстов и не позволяет с должной уверенностью понять, какой же вид одежды подразумевает автор документа.
В настоящей статье автор попытается обозначить контуры семантического поля термина «черкеска» и наметить наиболее вероятные пути атрибуции одежды, обозначенной этим термином.
Название «черкески» – верхней одежды типа кафтана – произошло, по словам Р. Кирсановой, от русского обозначения народностей Северного Кавказа общим именем «черкесы», вне зависимости от их этнического и культурного происхождения (1, с. 36). Первое и самое естественное желание, которое возникает при встрече в документе слова «черкеска», заключается в попытке отождествить казачью черкеску с одеждой горцев (и прежде всего северо-западных адыгов), известной нам под этим же именем.
Однако это отождествление представляется маловероятным по следующим причинам. В течение нескольких десятилетий черноморцы одежду адыгов, татар, ногайцев обозначали словом «свита» с добавлением этнического маркера, то есть: «свита ногайская», «свита черкеская». Свита – восточнославянская народная одежда – являлась основной верхней плечевой одеждой черноморских казаков и имелась практически у каждого (2). 
Еще в 1948 г. Е. Н. Студенецкая подчеркивала: «Обращает на себя внимание чрезвычайное сходство покроя украинской свиты с черкеской» (3). Много позже она вновь подтвердила свою точку зрения, добавив, что особое отличие черкески от свиты заключалось в наличии у первой газырниц (4). Очевидно, из-за этого внешнего сходства казаки первоначально называли верхнюю одежду адыгов свитой. 
Приведем несколько примеров. В Персидском походе 1796 г. у ряда казаков встречаются «свиты черкесские черные» (5). «Свита черкесская» отмечена в описи имущества умершего сотенного есаула Л. Скорохода за 1802 г. (6). В 1813 г. полковой есаул Сагыч отправился в поход, имея две свиты и одну «свиту черкеску светлозеленого сукна» (7). Свиты черкесские проходят по описям Карантинной конторы за 1828 г. (8). Интересное свидетельство о распространенности этого термина еще в 1831 г. оставил исправлявший должность наказного атамана Черноморского войска Н. С. Заводовский: «Строго запрещается ввиду начальства, или при отправлении службы носить черкесские свитки и тому подобно неприличное одеяние, которое равно и шапки, могут только, кому угодно, – носить в частной жизни и по хуторам, или на кордонах, в разъездах, залогах и симу подобных службах» (9).
Еще одна причина невозможности отождествления черкески казачьей и «черкески черкесской» хорошо видна из следующего документа. 31 декабря 1796 г. войсковой судья А. А. Головатый сообщил атаману З. А. Чепеге: «Положение артиллерийским чинам согласно сделано, только по их званию прикажите, чтоб они отличили себя платьем – красною черкескою с черными обшлагами, опрятного крою и шитья, да чтоб длиною повыше колена свита и каптан для свободнейшего движения во время действия» (10). С чего бы это казаки для своей парадной форменной одежды – а это ясно видно из цитированного документа – избрали бы одежду своих противников?
Документ этот примечателен и тем, что лишний раз подчеркивает разницу (в глазах черноморцев) между черкеской и свитой. Ведь по данным Е. Н. Студенецкой, на Дону бытовала свита «тождественная черкеске и носящая название «черкеска». По словам Б. С. Познанского, в Воронежской губернии черкеской называлась более короткая и узкая свита (11). Свита и черкеска соседствуют в описях имущества одного и того же человека не один раз и поэтому тождественность между ними мы исключаем.
Сообщение войскового судьи помогает выйти на один из возможных путей атрибуции казачьей черкески. Ее парадный, праздничный характер подтверждает еще целый ряд документов. В конце XVIII века не раз упоминаются черкески синего сукна (12) которое было почти таким же дорогим, как и красное, и редко использовалось в повседневной одежде.
В 1792 г. у казака С. Чернышева имелась «черкеска сукна красного с золотою тесьмою» (13). После смерти в 1801 г. прапорщика Нещеревкина осталась «черкеска голубого браславского сукна» (14). В документе 1813 г.: «черкеска синего сукна обложена золотым бузументом». В этом же году в Войсковой Канцелярии слушалось дело «об имении» геройски погибшего войскового полковника Л. Тиховского (1). В его имуществе числились: «черкеска синего систового сукна, обложена серебряным бузументом», «черкеска систового белого сукна с подкладкой зеленого гранитура».
Праздничный характер исследуемой нами одежды подчеркивают и очень высокие на нее цены. В 1797 г. письмоводитель атамана З.А.Че¬пеги И.Мигрин в сопровождении нескольких казаков ездил в Санкт-Петербург. Одному из казаков он дал в пользование собственные «каптан и черкеску суконные» стоимостью 20 руб. (16). В 1799 г. у поручика Похитонова похитили «черкеску голубого тонкого сукна» ценой в 8 руб. (17). Укажем, что свита синего сукна стоила в этот период от 3 до 5 рублей.
Таким образом, анализ первоисточников, казалось бы, убеждает нас во мнении, что под черкеской черноморские казаки понимали какую-то дорогую, парадную, праздничную одежду. Ее конструктивные особенности по документам проследить невозможно. 
В какой степени это предположение согласуется с фактами, встречающимися в историографии? К. К. Абаза так описывал войско черноморских казаков: «Пеших казаков одели в зеленые черкески, конных – в синие, с откидными рукавами, с обложкой по борту из золотого и серебряного снурка» (18). Правда, эта компилятивная работа не может иметь серьезной доказательной силы, а в приведенном отрывке просто ошибочна (см. 19), но для нас важно, что у писателя сложился образ черкески как парадной одежды. Известный кубанский историк и блестящий знаток архивных материалов П. П. Короленко писал, что на приеме у императрицы Екатерины II в 1792 г. войсковой судья А. А Головатый был «…в золотом чекмене и белой с закинутыми назад рукавами черкеске, обшитой полковничьим галуном» (20). Неясно, какими источниками пользовался историк в данном случае, скорее всего меморатными.
Видный исследователь Запорожской Сечи Д. И. Яворницкий, разбираясь с лексикой бывших запорожских казаков конца XVIII в., считал, что упоминаемая ими «черкеска» есть новое название, соответствующее документально-официальному «жупан» (21).
А вот мнение современных ученых. Н. М. Калашникова писала, что кунтуш у запорожских казаков был известен под названием «черкесский» (22). Еще более конкретна Т. М. Марченко: «У запорожцев кунтуш был известен под названием черкески» (23). В. Ф. Горленко считает, что в конце XVIII в. на Левобережной Украине бытовала «аналогичная кабардинской «черкеска» с откидными рукавами» (24).
Итак, большинство авторов разделяет мнение о парадном, праздничном характере интересующей нас одежды. Относительно того, что следует понимать под «черкеской» как видом одежды, вырисовываются три позиции: жупан, кунтуш, собственно «черкеска», но с разрезными рукавами.
Подведем предварительные итоги. «Черкеской» черноморские казаки в конце XVIII – первой трети XIX вв. могли называть парадную, праздничную одежду, выполненную из дорогих тканей и, предположительно, с разрезными рукавами. Как хотелось бы на этом поставить точку в наших довольно убедительных, как кажется, рассуждениях.
Однако, ряд фактов противоречит этой точке зрения и мы не можем их игнорировать. Если «черкеска» – это дорогая праздничная одежда, может быть, даже статусного характера, то почему ее нет в описаниях одежды именитых и богатых старшин войска. У того же войскового судьи А. А. Головатого в гардеробе имелось только несколько дорогих свит. Во вторых, почему в документах ни разу не встретилось упоминание о разрезных рукавах «черкесок», а такие колоритные и важные детали, как правило, отмечались. К примеру, имеется несколько описаний свит с разрезными рукавами (см. 25).
А. А. Скальковский, описывая походную одежду запорожских казаков XVIII в., отмечает «черкеску с вильотами» (26).
Таким образом, возникает еще один возможный путь атрибуции: черкеска – походная и повседневная одежда, чем-то конструктивно отличавшаяся от свит (по А. А. Скальковскому – «вылетами», закидными рукавами). И эту точку зрения мы тоже можем проиллюстрировать документально.
У двух участников Персидского похода 1796 г. зафиксированы «черкеска белого простого сукна» и «черкеска сермяжного сукна черна» (27). Заметим, что «простое сукно» в это время являлось антонимом фабричного сукна дорогих расцветок. В ряде документов первой трети XIX в. также идет речь о черкесках домотканого неокрашенного сукна.
Таким образом, все наши доводы в пользу праздничного характера одежды, известной под названием «черкесок», оказываются крайне сомнительными, если не сказать полностью дезавуированными. Строго говоря, документально мы смогли доказать лишь следующее: черкеска – это не свита, черкеска – это какой-то вид казачьей одежды. Последнее отнюдь не исключает ее сходства с одеждой северокавказских народов, которая, кстати, в XVIII в. настолько отличались от образцов XIX в., что Е. Н. Студенецкая даже поставила вопрос о правильности наименования ее «черкеской».
Дальнейшая наша аргументация имеет вид логических размышлений, не подкрепленных серьезной источниковой базой, но которые мы постарались сформулировать с минимумом допущений и обращений к неизвестным параметрам.
Вероятнее всего, казачьи черкески отличались от других видов одежды не своим функциональным назначением (праздничная – повседневная, парадная – походная), а особенностями кроя. По нашему мнению, эти особенности могли заключаться в отсутствии воротника, разрезных рукавах или в наличии дополнительной пары закидных за спину рукавов (типа польских делий).
За отсутствием места изложим свои доводы очень сжато. Характерной чертой казачьих свит конца XVIII – начала XIX вв. являлся большой отложной, часто доходящий до пояса, воротник. По нашим данным, они выходят из употребления в начале 20-х гг. XIX в. Именно отсутствие воротника у черкесок интересующего нас периода и могло отличать их от свит с разрезными рукавами. Вопрос об отсутствии в документах сведений о разрезных рукавах черкесок можно разрешить так: подобные рукава стали таким неотъемлемым признаком черкесок, что никому и в голову не приходило это подчеркивать. Каждый писавший прекрасно знал, что его правильно поймет каждый читающий.
В качестве альтернативного (или параллельного) варианта разрезным рукавам можно предположить наличие у черкесок четырех рукавов: двух функциональных и двух декоративных закидных за спину. Укажем, что первый мундир, разработанный черноморцами и высочайше утвержденный в 1816 г., имел именно четыре рукава (см. 28).
Казачья одежда без воротника и с разрезными рукавами, известная под названием «черкеска», судя по всему, действительно была похожа на один из типов горских черкесок. Напомним точку зрения В. Ф. Горленко о бытовании на Левобережной Украине «черкесок», аналогичных кабардинским. Жупаны и кунтуши, отождествляемые рядом исследователей с «черкеской», в лексике черноморцев отсутствуют. Следует заметить, что наличие разрезных рукавов еще не дает нам права идентифицировать «черкеску» черноморских казаков с кунтушом.
Во-первых, по мнению профессора Ф. К. Волкова (см. 11), к концу XVIII в. кунтуши уже вышли из употребления. Во-вторых, «классический» кунтуш – это дополнительная верхняя одежда знати, богатых мещан и казацких старшин. Из описей имущества черноморцев ясно видно, что черкеска не дополнительная, а основная верхняя одежда.
Итак, получается, что черкеска казачья и один из типов черкески адыгов XVIII в. – это один и тот же вид одежды, а это противоречит выводу, сделанному в начале статьи.
Выход из этого порочного круга нам видится только один. Черкеска – одежда и термин – появились в среде украинского казачества задолго до описываемого периода. К моменту поселения черноморцев на Кубани эта одежда уже давно стала своей привычной, родной, казачьей. Термин «черкеска» уже не ассоциировался с образом врага. Скорее всего, он ассоциировался с понятием «черкасы». По данным А. В. Висковатова, в XVIII в. «черкески или верхние кафтаны» уже назначались отдельным казачьим войскам в качестве форменной одежды (29). Именно поэтому и хотел войсковой судья А. А. Головатый ввести красные черкески в качестве парадной одежды для казачьих артиллеристов. Как ни парадоксально, но для одежды собственно черкесов общеупотребительным стало выражение «свиты черкесские».
Казачьи свиты встречаются в документах сотни, тысячи раз (автор даже перестал их считать). Черкесок за много лет работы в архиве удалось «набрать» всего около двадцати. В XIX в. они встречаются в основном в описях имущества умерших казаков, видимо, пролежав в сундуках много лет. Очевидно, это – уходящий вид одежды. 
Подведем окончательные итоги. Под «черкеской» в лексике черноморских казаков конца XVIII – первой трети XIX вв., очевидно, подразумевали основную верхнюю плечевую одежду, близкую (а может быть и аналогичную) по крою черкескам северокавказских народов с разрезными рукавами. О существовании подобных черкесок у адыгов имеются многочисленные свидетельства (см. 30). 
Не имея изобразительных источников, мы не сможем ответить на массу вопросов: имела ли казачья черкеска выкат на груди (или была закрытой), небольшой воротник-стойку, газырницы (кажется, их еще не было в конце XVIII в. и у адыгских черкесок), запахивалась ли она или застегивалась встык, рукава были полностью разрезные или от подмышки до локтя, застегивались ли они и т.п.
Уместными окажутся и следующие вопросы. Как же казаки-черноморцы называли подобную одежду адыгов – тоже черкески или выражение «свиты черкеские» относилось не только к черкескам «современного» типа, но было всеохватывающем (документы, где одежда адыгов называется просто «черкеска», в этот период изредка, но встречаются).
Когда же изменилась первоначальная семантика слова «черкеска» и оно вытеснило «свиты черкесские»? Судя по всему, этот процесс завершился в конце 30-х – начале 40-х гг. XIX в. С 1861 г. мундир кубанских казаков получил официальное название «черкеска» и началась новая жизнь этого слова.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Кирсанова Р. На нем чекмень, простой бешмет… // Родина. № 1 – 2. 2000. С. 36.
2. Фролов Б. Е. Одежда черноморских казаков в конце XVIII – начале XIX вв. // Новые материалы по этнографии кубанских казаков. Краснодар, 1993.
3. Студенецкая Е. Н. К вопросу о национальной кабардинской одежде // Ученые записки Кабардинского научно-исследовательского института. Т. 4. Нальчик, 1948. С. 228.
4. Студенецкая Е. Н. Одежда народов Северного Кавказа XVIII – ХХ вв. М., 1989. С. 27.
5. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 36. Т. 3. Л. 70, 88, 272.
6. Там же. Ф. 250. Оп. 2. Д. 58. Л. 471.
7. Там же. Ф. 249. Оп. 1. Д. 646. Л. 192.
8. Там же. Д. 829. Т. 7. Ч. 1. Л. 65.
9. Там же. Ф. 283. Оп. 1. Д. 172. Л. 176.
10. Там же. Ф. 250. Оп. 1. Д. 38. Л. 99.
11. Студенецкая Е. Н. К вопросу… С. 228; Украинский народ в его прошлом и настоящем / под ред. Ф. К. Волкова, М. С. Грушевского, М. М. Ковалевского. Петроград, 1916. С. 585.
12. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 62. Л. 571, 618; Ф. 250. Оп. 1. Д. 52. Л. 158.
13. Там же. Ф. 249. Оп. 1. Д. 169. Л. 38.
14. Там же. Ф. 250. Оп. 2. Д. 39. Л. 109.
15. Там же. Д. 234. Л. 519.
16. Там же. Оп. 1. Д. 60. Л. 495.
17. Там же. Д. 62. Л. 187.
18. Абаза К. К. Донцы, Уральцы, Кубанцы, Терцы. СПб, 1890. С. 214.
19. Фролов Б. Е. Первые образцы форменной одежды черноморских казаков // Историко-археологический альманах. Армавир – М., 1996.
20. Короленко П. П. Предки кубанских казаков на Днестре. Б/м, б/г. С. 121.
21. Яворницкий Д. И. История запорожских казаков. Т. 1. С. 202. Киев, 1990.
22. Калашникова Н. М. Одежда украинцев XVI – XVIII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. М., 1986. С. 131.
23. Марченко Т. М. Казаки-Мамаи. Киев-Опишне, 1991. С. 22.
24. Горленко В. Ф. Об этнониме черкасы в отечественной науке конца XVIII – первой половине XIX в. // Советская этнография. 1987. № 3.
25. Фролов Б. Е. Верхняя одежда черноморских казаков (свита) // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1999 год (Дикаревские чтения 6). Краснодар, 2000.
26. Скальковский А. А. История Новой Сечи или последнего Коша запорожского. Ч. 1. Одесса, 1846. С. 225, 326.
27. ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 336. Т. 3. Л. 139, 205.
28. Матвеев О. В., Фролов Б. Е. Очерки истории форменной одежды кубанских казаков (конец XVIII в. – 1917 г.). Краснодар, 2000.
29. Висковатов А.В, Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Ч. 6. СПБ, 1900. С. 22.
30. Адыги, балкары и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII – XIX вв. Нальчик, 1974. 
ВПЕРВЫЕ ОПУБЛИКОВАНО (ИСТОЧНИК) :

Фролов, Б.Е. Значение термина «черкеска» в лексике черноморских казаков конца XVIII – первой трети XIX вв.(к постановке вопроса) [Текст] / Б.Е. Фролов // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Северо-Западного Кавказа за 2000 год. Дикаревские чтения (7) : материалы Региональной науч. конф., Краснодар, 28 сент. – 1 окт. 2001 г. – Краснодар : Изд-во «Крайбибколлектор», 2001. – С.133 –

 

Просмотров: 280 | Добавил: sult | Теги: мундир, традиционный костюм, Фролов Б.Е., история, Дикаревские чтения | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Приветствую Вас Гость