ДИКАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

«ТРУП ХОЛОДНЫЙ МЕРТВЕЦА / В ЗЕМЛЮ С ЧЕСТИЮ НЕ ЛЕГ…» (ОТНОШЕНИЕ К ПАВШИМ В РЕАЛИЯХ ВОЙНЫ НА КАВКАЗЕ)

Клычников Ю.Ю. (Пятигорск)

_________________________________

 

«ТРУП ХОЛОДНЫЙ МЕРТВЕЦА / В ЗЕМЛЮ С ЧЕСТИЮ НЕ ЛЕГ…»

(ОТНОШЕНИЕ К ПАВШИМ В РЕАЛИЯХ ВОЙНЫ НА КАВКАЗЕ)

 

Н.А. Бердяев писал: «Война есть грех и свидетельство о грехе». Взаимная ненависть ослепляет разум, не оставляя места доводам рассудка. И тогда в ход идут все средства, какие только могут навредить неприятелю. Жестокостью на войне вряд ли можно удивить, но, тем не менее, есть некие неписаные законы, которых стремятся придерживаться. Среди них уважительное отношение к телам павших.

Однако война на Востоке имеет свои особенности и традиции. Здесь тело неприятеля не раз становилось объектом поругания в силу самых разных причин. В условиях вооруженного противостояния на Кавказе, имевшего место в XIX столетии, подобный обычай практиковался всеми участниками конфликта, что нашло отражение в многочисленных воспоминаниях очевидцев.

Для горцев голова врага была символом воинской доблести. Ради такого «престижного трофея» они готовы были рисковать жизнью. Находящийся на русской службе испанец Хуан Ван-Галлен в своих мемуарах поведал о том, как во время сражения у селения Хозрек (Дагестан) в июне 1820 г., он «невольно обратил внимание на отдельные сцены свирепости азиятов, которые были тем чаще, что в этой гористой местности не было никакого единства действий и все зависело от личной храбрости. Между прочим, я видел одного из всадников Аслан-хана (союзника русских. – Ю.К.) и лезгина, борющихся в пределах смертной агонии; они рвали друг друга зубами и, крепко схватившись, покатились в скалистую пропасть… Другой лезгин, поручив свою лошадь товарищу, сполз по крутизне вниз, чтобы отрезать голову неприятелю…» (4, с.668).

Голову полковника Верховского потребовал аварский хан Султан-Ахмет у честолюбивого родственника шамхала тарковского Амалат-бека за свою дочь Салтанет. Последний предательски убил некогда спасшего его офицера, а затем разрыв могилу захватил свой калым за невесту, впрочем, не принесший ему счастья (12, с.287). Эта поучительная история легла в основу повести А.А. Бестужева-Марлинского, на долгое время ставшая одним из наиболее популярных произведений о Кавказе (5, с.222 – 345).

Во время трагичного для российской армии Даргинского похода 1845 г. по пути следования войск по приказу Шамиля выставлялись головы тех, кто поддерживал связи с русским командованием (10, с.66). Характерный для кавказских горцев интерес к неприятельским головам проявляла и грузинская милиция, которая входила в состав армии М.С. Воронцова (1, с.511).

Издеваясь над телами павших, мюриды Шамиля стремились внести панику в ряды живых, ослабить их волю к сопротивлению. Во время «сухарной экспедиции» пробивающийся навстречу основным силам русский отряд увидел следующую картину: «Все пространство по край лощины было завалено трупами людей и лошадей. Все эти жертвы носили следы дикого разгула неприятеля. Распоротые животы, отсеченные руки, ноги, головы, везде еще не засохшая кровь, при сильном зловонии быстро разлагающихся трупов, все это наводило ужас и могло поколебать стойкость солдат, еще мало обстрелянных, только что прибывших из внутренних губерний России, для которых подобное зрелище было еще ново» (3, с.538).

Погибший в этом походе генерал Диамид Васильевич Пассек, тело которого не удалось сохранить, был также обезглавлен неприятелем, и его останки сделались олицетворением триумфа имама. Одетая на копье голова генерала перевозилась из аула в аул торжествующими горцами (8, с.212). Недаром тела своих товарищей русские воины стремились тщательно спрятать, разводя на их могилах костры, или устраивая разного рода завалы (3, с.541). И горцы, и русские старались не оставлять на поле боя тела павших, почитая бесчестьем отдать их в руки противника.

Казаки переняли у горцев этот варварский обычай и не раз выставляли отрубленные головы на обозрение как доказательство своего боевого мастерства. У А.И. Полежаева есть следующее описание поразившего его случая: «Что за призрак вижу я / При обманчивой луне / На таинственном копье? / О, не призрак! Наяву / Вижу вражеский укор – / Безобразную главу / Сына брани, сына гор. / Вечный сон ее удел / На отеческих полях, / На убийственных мечах / Он к ней рано прилетел. / Пять ударов острия / Твердый череп разнесли; / Муку смерти затая, / Очи кровью затекли». Поэт в данном случае отнюдь не восторгается подобным поступком казака и скорее сочувствует павшему горцу. «Силу дивную бойца / Злобный гений превозмог, Труп холодный мертвеца / В землю с честию не лег. / И глава его темнит / Сталь десятого копья, / И душа его парит / К новой сфере бытия…» (11, с.100). Но для старожилов Кавказа такого рода эксцессы были делом естественным и само собой разумеющимся, а потому нравственные терзания А.И. Полежаева вряд ли понятны.

Известно, что подобные методы практиковались и генералом Г.Х. Зассом, который успешно адаптировался к условиям «малой войны» в крае, взяв у неприятеля, в том числе, и навыки отсечения головы. В романе-памфлете «Проделки на Кавказе», написанном Екатериной Петровной Лачиновой под псевдонимом Е. Хамар-Дабанов, есть эпизод, характеризующий и объясняющий действия генерала. Один из казаков, изображая из себя черкеса и коверкая русский язык, рассказывал, что после одного из сражений «генерал очень сердис, на капитан, сказал – фу, черт! До сорока тел убитых черкес и башка не привозил; что бы велел казак голова руби и притрочить к седло; да еще черкес пятнадцать ранен; взял в плен, на кой черт их? Голова долой и мне прислал!

– К чему же генералу мертвые головы?

По переводе этого вопроса и по переговору с притворным черкесом переводчик отвечал:

– Алим говорит, генерал славно сотовку делал черкеска голова: богатый голова плати генерал два коров, бедно плоти один, два баран, голова возьми назад» (16, с.92-93).

По воспоминаниям декабриста Н.И. Лорера сам Г.Х. Засс признавался, что отсылает черкесские черепа своим знакомым профессорам в Берлин (9, с.259). Даже в достаточно взвешенной работе В.Б. Виноградова, посвященной барону, есть следующая оценка подобного поступка. «Не правда ли, оторопь берет от этой откровенности и фактов, ею рекламируемых?! Разумеется, не Засс был «изобретателем» скверного обычая отсечения голов у поверженных в бою врагов и последующих манипуляций с ними. Но сколько бесчеловечности и холодного цинизма под маской содействия науке высказывает… симпатичный многими чертами характера генерал Засс?!» (7, с.63). Кстати, подобная практика находила понимание и одобрение другого «знакового» российского полководца А.А. Вельминова, отправлявшего черепа в Академию Наук (15, с.102).

Но все же следует помнить, что генерал Г.Х. Засс использовал все средства для пресечения набегов на Линию, а потому, выставляя на шесты в Прочном Окопе головы, он предупреждал потенциальных «набежчиков» о той судьбе, которая будет их ждать. Недаром состоящий при Г.Х. Зассе офицер Лабинского казачьего полка Г. Атарщиков так обосновал поступки генерала: «С волками жить, по-волчьи выть» (2, с.316).

Впрочем, далеко не все российские военачальники поощряли такого рода действия. Наказный атаман Кавказского Линейного войска генерал Верзилин в 1834 г. отдал распоряжение, строго-настрого запрещающее надругательство над телами убитых (17, с.826). Однако суровые реалии войны диктовали собственные правила.

Наиболее известный случай, связанный с отсечением головы, был описан Л.Н. Толстым в его произведении «Хаджи-Мурат» (13, с.381). Вдумчивый писатель-гуманист сумел передать всю обыденность такого рода практики, характерной для войны на южной окраине государства, где гибель и увечье являлись неизменным атрибутом повседневной жизни.

Имевшее место в XIX в. противостояние на Кавказе стало достоянием истории. Накопился позитивный опыт совместного проживания горцев и других народов в едином, могучем государстве. Высказывались идеи о формировании новой национальной общности – советского народа. Однако трагичные перемены 90-х годов минувшего века нанесли серьезный удар по этому процессу. Проводящаяся ныне контртеррористическая операция в Чечне вновь напомнила о казалось бы забытой традиции. Бандиты широко использовали и используют различные издевательства над живыми и павшими российскими солдатами. Генерал Г.Н. Трошев вспоминал, что «отрубание голов, снятие кожи и скальпов с живых солдат, распятые тела в окнах домов – с таким федеральным войскам впервые пришлось столкнуться в Грозном» (14, с.37). Следует признать, что изменить ряд ментальных особенностей автохтонного населения Северного Кавказа, несмотря на длительное вхождение региона в культурное и правовое пространство России, не удалось. В причинах этого следует разбираться, прежде всего, ученым-этнологам, и первые шаги в этом направлении, судя по последним монографическим исследованиям, уже делаются (6).

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

  1. Андреевский Э.С. Даргинский поход 1845 г. // «Даргинская экспедиция. 1845 год». – СПб., 2001.
  2. Атарщиков Г. Заметки старого кавказца о боевой и административной деятельности на Кавказе генерал-лейтенанта барона Григория Христофоровича Засса // Военный сборник. – 1870. - №8.
  3. Беклемишев Н.П. Поход графа Воронцова в Дарго и «Сухарная экспедиция» в 1845 г. (Из записок участника) // «Даргинская экспедиция. 1845 год». – СПб., 2001.
  4. Белозерская Н.А. Записки Ван-Галлена // Исторический вестник. – 1884. – Июнь.
  5. Бестужев-Марлинский А.А. Повести / Сост., вступ. ст. и прим. В.И. Кулешова. – М.: Правда, 1986.
  6. Бобровников В.О. Мусульмане Северного Кавказа: обычай, право, насилие: Очерки по истории и этнографии права Нагорного Дагестана. – М.: Вост. лит., 2002.              
  7. Виноградов В.Б. Страницы истории Средней Кубани. – Армавир, 1993.
  8. Дегоев В.В. Большая игра на Кавказе: история и современность. Статьи, очерки, эссе. – М.: SPSL – «Русская панорама», 2001.
  9. Лорер Н.И. Записки декабриста. – Иркутск: Восточно-Сибирское кн. изд-во, 1984.
  10. Олейников Д.И. Шамиль // Вопросы истории. – 1996. – №5-6.
  11. Полежаев А.И. Сочинения / Сост., подгот. текста, вступ. статья и коммент. В. Абросимовой. – М.: Худож. лит., 1988.
  12. Потто В.А. Кавказская война: В 5 т.; Т.2: Ермоловское время. – Ставрополь: Кавказский край, 1994.
  13. Толстой Л.Н. Собрание сочинений в двенадцати томах. – М.: «Правда», 1984. – Т.XII.
  14. Трошев Г.Н. Моя война Чеченский дневник окопного генерала. М.: Вагриус, 2002.
  15. Филипсон Г.И. Кавказская война. Воспоминания. – М., 1885.
  16. Хамар-Дабанов Е. Проделки на Кавказе: Роман. - Ставрополь: Кн.изд-во, 1986
  17. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. - Краснодар: "Советская Кубань", 1992. - Репринтное издание

Впервые опубликовано: Клычников, Ю.Ю. «Труп холодный мертвеца / В

землю с честию не лег…» (отношение к павшим в реалиях войны на Кавказе) [Текст] / Ю.Ю. Клычников // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Северного Кавказа за 2003 год. Дикаревские чтения (10) : Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кавказа за 2003 год. Северокавказская науч. конф. Краснодар, 19 – 20 июня 2004 г.  – Краснодар : ООО РИЦ «Мир Кубани», 2004. – С. 167-173.

 

  © Клычников Ю.Ю., 2004

Категория: Мои статьи | Добавил: sult (17.10.2014)
Просмотров: 317 | Теги: история, Дикаревские чтения, Ю.Ю. Клычников, казаки | Рейтинг: 5.0/2
Приветствую Вас Гость